Женские рассказы

ЖЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ

7 декабря 2014, в 02:44

ЖЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ


Поворино, 23.00. Я на железнодорожном вокзале в чужом провинциальном городе встречаю молодого человека из Питера. Человека, которого я никогда в жизни не видела и которого, кажется, люблю… Все наше общение до этого момента ограничивалось лишь письмами по электронной почте и обменом фотографиями. После ежедневной полугодовой переписки сомнений у меня уже не оставалось: вот оно, мое счастье!


Численность населения города, в котором я живу, составляет чуть больше 100 тысяч. Учитывая в основном женскую специфику работающих в городе предприятий и двух «женских» учебных заведений – медицинского и педагогического, мужчин катастрофически не хватает: те, что есть уезжают в поисках работы, а им на смену едет целый поток девушек и женщин из сел и деревень для устройства на работу и получение специальности.


Вот и получается по статистике, что на 1 мужчину приходится 6 женщин. Несмотря на это, каждая из них мечтает найти своего единственного и неповторимого, и ни с кем его не делить. А куда деваться остальным пяти? В данный момент я как раз и находилась в пятерке неудачниц, и способ знакомства через Интернет казался мне единственным выходом из сложившейся ситуации.


Диспетчер объявил о прибытии поезда и я, преодолевая нарастающую дрожь в коленках, разбегающуюся мурашками по всему телу, вышла на перрон. В голове глупый вопрос: узнаем ли мы друг друга? Страшно…


Вот и поезд. Вереницей потянулись из пропотевших от летнего зноя вагонов люди, тут же смешиваясь с толпой встречающих. Пробиваюсь сквозь месиво обнимающихся к первому вагону.


Мужчины, женщины, старики, дети, - как сквозь сито просеиваю идущих навстречу… В каждом молодом человеке пытаюсь угадать Его…


В заметно рассеявшейся уже толпе замечаю невысокого парня со спортивной сумкой. Все еще в сомнениях иду навстречу. В одно мгновение столкнувшись с ним взглядом, понимаю, что вот он, самый волнительный момент первой встречи…


Неловко обнявшись, идем к зданию вокзала купить билеты до моего города.


- Ближайший поезд высокого класса, билеты дорогие, - предупредила девушка в окошке кассы.


- Два, - не желая показаться скупой, но, уже грызя себя за лишнее расточительство, открыла я свой не слишком увесистый кошелек.


- Сколько отвалила? – уже отходя от касс, спросил у меня попутчик.


- Забудь, - не желая торговаться, коротко ответила я, - Заплатила и все.


- Да я так, из любопытства, - с какой-то по-деревенски душевной простотой ответил Дмитрий.


* * *

Через два часа пути поезд высадил нас у здания знакомого мне с детства вокзала.


- Транспорт уже не ходит, минут за 20 пешком доберемся, - взглянув на часы, я запахнула пиджак, спасаясь от разыгравшегося навстречу ветра.


- Не проблема! – Дмитрий ловким взмахом руки остановил чуть не проскочившее мимо такси.


Едва машина притормозила у моего дома, как мой попутчик бесшумно выскользнул из такси, а я полезла в сумочку за кошельком, ловя себя на мысли, что такими темпами всех моих сбережений на две недели романтики не хватит.


* * *


Утром встала пораньше, - на работе нужно было уладить кое-какие вопросы, продукты домой купить. Гость с дороги пусть отсыпается.


Управившись с делами, нагруженная сумками, к полудню вернулась домой, застав в своей квартире довольно страшную картину: постель еще не убрана, на полу валяются мужские носки и майка, на журнальном столике – пивные бутылки и рассыпанные чипсы. На письменном столе – груда разбросанных спортивных газет и листы белой бумаги, исчерченные таблицами итогов футбольных матчей.


Дмитрий, нога на ногу сидит в трико, вальяжно развалившись в кресле, и разговаривает с Питером с моего домашнего телефона…


Молча собираю шмотки в кучу, убираю постель. Иду готовить обед.


Минут через пятнадцать на кухне появляется Дмитрий, и я облегченно вздыхаю, думая об освободившемся от междугородки телефоне и о том, хватит ли моей зарплаты, чтобы заплатить за переговоры. Где-то в глубине души время от времени тихо ворчит совесть: нельзя быть такой жадной… Слишком тихий и неубедительный голос у моей совести…


С тщательно скрываемой гордостью за свое искусство сервировки стола приглашаю к обеду. Мои старания вызвали в госте бурное красноречие: салат, оказывается, нужно было заправить не сметаной, а маслом, и совсем не солить, фаршированный перец – это вообще вещь не съедобная, потому как, оказывается, сам болгарский перец не потребен вообще ни в каком виде. Все остальное также подверглось самой, что ни на есть суровой критике. Хорошо еще, подумала я про себя, что салатник мне на голову не надели. Хоть за это спасибо. Благодарности, естественно, не заслужила. Ну что ж, на здоровьице!


Дальше по плану – экскурсия по городским достопримечательностям, попросту прогулка. В романтичности уже сомневаюсь.


Наглаживаю свой новенький костюмчик на выход.


- Ты что, в этом пойдешь? – недовольно заметил Дмитрий. – Ну уж нет! Я сам сейчас выберу, что ты наденешь!


Без капли стеснения он принялся перебирать в моем шкафу вешалки с вещами.


- Я уже достаточно самостоятельный человек, чтобы самой принимать решение, что я надену! – сорвалась я. Оказывается, и у моего терпения есть пределы.


- Ты же для меня одеваешься! Мне на тебя смотреть. Значит и выбор за мной!


- Все! Тема закрыта, - я выпроводила его из своей комнаты, хлопнув дверью.


Как оказалось, конфликт на этом был не исчерпан, - пришлось отстаивать прическу и макияж.


Я в полной «боевой» готовности, Дмитрий разгуливает по квартире в майке, усеянной от старости катышками, и потертом трико с оттянутыми коленками.


- Ты одеваться думаешь, я уже готова, - стараясь говорить как можно спокойнее, поторопила я Дмитрия.


- Я уже давно готов, - слышу в ответ и с ужасом понимаю, что он не шутит.


- А-а, кое-что забыл, - Дмитрий достал из кармана канцелярскую скрепку и вставил, словно серьгу, в мочку уха, - Теперь все, я готов!


- Так мы точно никуда не пойдем,- я с большим трудом сдерживала свои эмоции. – Либо ты вытаскиваешь из уха свой металлолом, либо мы вообще остаемся дома. Не знаю, как у вас, у нас так ходить не принято!


- Ты не понимаешь, это же фишка такая, по приколу! - ни в какую не хотел уступать мне металлофетишист.


 После 20 минут боя скрепка все же отправилась в мусорное ведро. Устав от препирательств на оттянутые коленки трико моего кавалера глаза я закрыла: в конце концов, почему мне должно быть стыдно за чужие коленки? Остается только надеяться, что на прогулке мы встретим минимум моих знакомых….


На лестничной площадке сталкиваемся с моей сестрой, вернувшейся из института. В диком замешательстве Дмитрий начал ломиться обратно в квартиру, ошеломив меня следующей фразой:


 - Нужно зефир спрятать, а то съедят все к нашему приходу…


Еле успеваю схватить его за рукав и затолкнуть в кабинку лифта.


Выехали в город. Стараясь ничего не упустить, показываю наши местные достопримечательности. В отличие от завтрака впечатления от нашей прогулки ограничились одной-единственной красноречивой фразой Дмитрия:


- Деревня, одна-ако!


Когда в очередной раз мой приезжий попугай с восторгом повторил свое излюбленное выражение, мне в голову пришла мысль, исполненная оптимизмом: хорошо, что мои уши избежали излишних бурных комментариев!


* * *

Вдоволь намотавшись по интересным местам города и его окраин, устраиваемся в летнем кафе-палатке отдохнуть и перекусить. Изнурившая за день жара заставляет сделать единственным правильный выбор: холодное пиво. Вывернув карманы своего трико, Дмитрий еле слышно замечает, что особенно разгуляться нам не придется, - денег, пардон, нет.


Ну, уж нет, я слишком устала, чтобы отказать себе в этом удовольствии:


- Ничего, я заплачу.


Мы выбрали один из пустующих столиков. Дмитрий завалился на стул, рукой подал знак официанту.


Девушка принесла меню. Дмитрий не спеша вытащил изо рта жевачку, двумя пальцами скатал из нее шарик и приклеил за ухо. Когда официантка брезгливо поморщилась, я чуть было не провалилась от стыда сквозь землю.


 - Кто платит, тот и заказывает, - опередила я Дмитрия, протянувшего было руку за папкой меню. – Ты не против?


- Нет, что ты! – ответил Дмитрий, оттягивая нижний край майки и вытирая пот со лба. - Мне «Золотую бочку». Желательно холодное.


Когда наши кружки опустели ровно наполовину, Дмитрий отправился к стойке бара. Повторив заказ, он запустил руку в безразмерный карман своего трико и спустя мгновение выудил оттуда затертую аудиокассету. Тут же протянул ее девушке-официантке с просьбой сменить музыку.


- В нашем кафе музыка на заказ оплачивается по тарифу, - донесся до меня голос девушки.


- Без проблем! – щегольнул своей щедростью мой ухажер. Мне осталось лишь догадываться о том, что эта щедрость облегчит именно мой кошелек.


Загрузившись пивом и чипсами, Дмитрий вернулся к столику.


К этому времени официантка уже успела сменить кассету, и с первыми звуками разразившейся музыки в кафе наступило явное оживление: старья такого низкосортного качества услышать, похоже, никто не ожидал. Из-за некоторых столиков начали доноситься протяжно-недовольные возгласы, за другими же отдыхающие перешептывались, кивая головой в нашу сторону. Дмитрий, казалось, не замечал всенародного возмущения и продолжал наслаждаться запотевшей бутылочкой пива, изрядно балдея от душещипательных воплей, доносящихся из динамиков.


Понимая, что еще пара таких песен, и нас с позором попросят покинуть заведение, я наспех выпила пиво и расплатилась с официанткой за заказ, включая энную сумму за прослушивание райской музыки. Хорошо, что еще по тройному тарифу не взяли – за моральный ущерб…


Возвращаемся домой.


Проходим мимо стадиона, я с облегчением на душе думаю о том, что день закончился.


- У тебя мел есть? – странным вопросом нарушает тишину мой провожатый.


- Зачем? – уже начиная нервничать, интересуюсь я.


- Напишем на заборе: «Зенит – чемпион!» крупными буквами!


Опустив нецензурные выражения, импульсивно просящиеся наружу, промолчала…


* * *

Поднимаясь по лестнице, уже мечтаю о мягкой постели, удобной подушке и до смерти ненавижу свои туфли, жестко сковавшие опухшие от ходьбы ноги. Не успеваем ступить за порог квартиры, как Дмитрий, судорожно скинув ботинки, кидается в кухню. Не мудрено, - подумалось мне, умереть с жажды после такой прогулочки…


Кое как стянула туфли. Решив любезно предложить гостю чая перед сном, захожу на кухню, где застаю Дмитрия… в спешке заглатывающего последний кусок зефира. Бедный! Если честно, сама не рискнула бы съесть полкило в сухомятку. Может быть, не жуя это проще?


* * *


Хорошее, плохое – все когда-нибудь кончается. Сегодня меня это особенно радует.


Мы снова на вокзале: я провожаю Дмитрия в Питер. Отправки поезда жду с таким же нетерпением, как встречала ровно две недели назад. И уже неважно, заметит ли он моем лице эту радость.


- Чуть не забыл, - спохватился Дмитрий за несколько минут до отправки поезда. – У меня для тебя сувенир на память, специально привез.


Покопавшись в недрах своих замусоленных карманов, он извлек оттуда и протянул мне с блаженной улыбкой желтый кругляшок – жетончик питерского метрополитена.


С усмешкой заметила про себя, что даже эта безделушка не испортит мне сегодня настроения.


Поезд тронулся, а я бросила под его гудящие колеса, как забрасывают на счастье монетку в фонтан, жетончик метро и загадала про себя желание: «Пусть это будет последняя сбывшаяся идиотская мечта» и, глядя вслед растворяющемуся вдали поезду, с облегчением вздохнув, подумала: какое счастье!


В первый раз в жизни поймала себя на мысли, что замуж-то совсем и не хочется…


Мужское и женское влияние на обстоятельства.


Знакомся не только в своем городе

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт m.centre-dating.ru, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!